Интервью Максима Барахова ( артист цирка шапито "Звездный") республиканской газете

Максим Барахов: цирковые уроки

Максим Барахов: «Хорьки сильно кусаются – лучше руки не совать. Каждое животное, независимо от размеров - опасно».

Под его руководством находятся не только маленькие пушистые зверьки. Если рассмотреть более детально территорию, на которой расположился цирк прямо возле одного из маркетов Абакана, можно найти также голубей, верблюдов, енотов и даже настоящего ягуара. Цирк уже успел порадовать долгое время местных малышей и их родителей.

Отделение №1 – интересно все

- В цирк попадают по разным причинам и различными способами. Максим, как же вам удалось здесь оказаться? Это семейное дело или простая случайность?

- Если задуматься, то больше, наверное, случайность. Еще давно я заканчивал индустриальный техникум. Профессия у меня простая – специалист контрольно-измерительных приборов и автоматики. Если говорить проще – это немного лучше, чем электрик.

После окончания устроился на завод и даже работал по специальности. Про цирк тогда и мыслей не было. Мне про него сказал какой-то знакомый: «Я смотрю и думаю, что тебе точно надо в цирке работать. Не знаю, конечно, кем, но вижу тебя отличным артистом». Тогда я не понял, что именно он имел в виду. Да и вообще про этот разговор я вспомнил первый раз только спустя года два. Работал на заводе, а в свободное время вел программы в ночных клубах. И так сложилось, что в один прекрасный момент мне предложили поехать вместе с цирком-шапито. Оказывается, труппе как раз нужен был электрик, чтобы подсоединять оборудование и следить за ним.

Первым городом оказалась Караганда. Все подключил – работает нормально. Кроме того, любые технические работники всегда помогают артистам во время выступления. Сначала просто нужно что-то принести. Потом уже выходишь на манеж. Впервые меня попросили забрать крокодила с арены. Потом нужно было где-то бегать. В итоге начались организовываться репетиции. Я что-то делал, а целой картины уже и не помню.

Первый раз, когда я появился на манеже, мне нужно было надеть необычную египетскую юбку, и пронести по кругу крокодила.

Первое выступление запоминается навсегда. Шоу было в стационарном здании. В зале тогда присутствовало тысячи две людей. Было темно, и только на нас с напарником были направлены две световые пушки. Именно в этот момент я себя почувствовал какой-то настоящей звездой. Уходил с арены с огромными впечатлениями. После этого я твердо решил, что цирк – это мое. И тогда я начал разбирать все, потому что мне было ужасно интересно. Акробаты репетируют. А я к ним: «А как делать это? Как крепить то?». Животные появляются – я сразу к дрессировщикам: «Как вы их воспитываете?». И тогда я начал все запоминать и накапливать опыт – именно в этот момент решил помогать всем в труппе.

Через какое-то время начал работать в дельфинарии ведущим. Там тоже было все интересно. И я решил попробовать свои силы в дрессировке морского льва. Потом получил морского кота – у меня все получалось и это было великолепно.

- С ними работать тяжело?

- Дали уже готовых зверей, так что мне повезло. Я так и не понял точной механики их дрессировки. В любом варианте с ними сложнее. Все вокруг в воде. До животного дотронуться очень сложно. А как тогда на него воздействовать? Только терпением и любовью. Взял колечко, побросал его на разные дистанции, а дельфин тебе его верно приносит обратно. И так на протяжении трех месяцев. Достижением можно смело считать расстояние в пять метров. Эта работа очень трудная и скрупулезная.

Потом мне предложили присоединиться к цирку-шапито. И тут уже было все по-другому: еноты, игуаны, змеи, верблюды. Конечно же, вся живность была не моей.

Своих зверей я уже завел в другом цирке. Мы с женой приобрели собак и хорьков. Супруге захотелось голубей – тоже купили. Они породы павлин. Высоко не летают. При этом хорошо все запоминают – достаточно повторить раз 20.

Уже в этом году решил купить парочку верблюдов – они вовсе не боятся манежа, а потому взаимодействовать с ними легко.

- Сколько прошло времени с момента первого детального знакомства с цирковым искусством?

- Сейчас идет уже одиннадцатый год. Можно сказать, что я поздно оказался в цирковой индустрии. Я сам из Львова. У нас никогда не было полноценной цирковой студии.

В этой сфере обычно оказываются люди, знающие кого-то из артистов. Обычно такими выступают родители. У меня этого не было. Лично для меня актеры театра и цирка имеют непростую судьбу. Они вынуждены постоянно везде ездить. При этом могут то, что обычным людям даже невозможно понять. К нам приходят часто и говорят: «Вы делает то, что многим даже попросту невозможно понять». А я отвечаю: «Знаете, лучше не зарекаться». Я в цирк попал в 25, и он меня тут же затянул. Это можно назвать самой интересной профессией. Жизнь сразу становится другой – более насыщенной. Но не все способны ее выдержать. Бывали такие случаи, когда приходили люди, тренировались, жили, ездили с нами, но были при этом далеко от дома: «Мы не можем быть на таких расстояниях от родных». Конечно же, проще, когда семья рядом. Например, моей малышке Милане уже четыре года. Мы путешествуем все вместе. Через пару лет нужно будет думать, что делать со школой. При этом я вовсе не хочу расставаться с этой профессией – к ней быстро привыкаешь. Особенно – к аплодисментам.

- Ну да, эта атмосфера просто несравнима с любой другой.

- У нас был отпуск в начале года. Он длился чуть меньше двух месяцев. В это время я решил повидать родственников и друзей. Провел с ними какое-то время. Отдохнул три дня, лежа на диване. И все. Надо чем-то заниматься. Я просто так не могу сидеть и смотреть круглыми сутками телевизор – мне не интересно. Я почувствовал себя дальнобойщиком, которому всегда нужно куда-то ехать.

Когда посидишь вот так несколько месяцев без цирковых хлопот, возвращаться потом тяжело. Особенно первые дни. У меня есть штаны, в которых я выхожу в качестве ведущего – они сделаны точно под меня. Так после длительного отдыха они попросту на мне не сходятся. Спустя две недели все снова становится, как и было. У нас есть и гантели, и штанги – каждый желающий может привести себя в нужную форму. Каждая репетиция тоже отнимает калории, ведь расписан попросту весь день.

Отделение №2 – в творческом поиске

- А кто у вас родители по профессии?

- Папа металлург, а мама повар. Так сложилось, что уже с двенадцати лет я остался один. У меня были только тетя и бабушка. Рос в основном один. Многие бабушки во дворе думали, что я точно закончу жизнь, ведя не здоровый образ жизни.

- На вас попросту поставили крест?

Именно мне это и старались долгое время вбить в голову. Мы же были маленькими мальчиками и позволяли время от времени шалости. И в мою сторону всегда говорили: «Из тебя точно ничего не выйдет». И это у меня отложилось очень глубоко. Я решил доказать всем, в том числе себе, что у меня все может быть хорошо. Поэтому я и стал все пробивать до конца. Мне всегда нужно находится в эпицентре внимания.

А когда оказался в цирке, понял, здесь можно реализовать себя в любой области. Главное, чтобы было желание. Получилось, что я работал электриком, помощником и даже администратором какое-то время. При этом артистом я стал не сразу – это был длительный процесс. Как правильно нужно выходить, играть и даже смотреть. Это все отрабатывалось годами. Никто не способен стать хорошим артистом сразу, как только захочет. Я уверен, что многие замечают даже сейчас какие-то небольшие мои промахи. Я стараюсь делать так, чтобы этого не повторялось. Мне помогает жена Кристина, ведь она балетмейстер по образованию.

- Она тоже случайно оказалась в цирке?

С самого детства она танцевала в балете. При этом постоянно меняла учебные заведения. В какой-то момент в цирковую студию шел набор, и она, будучи уже взрослой, решила отправится именно туда. Первой страной, где она полноценно работала, была Корея. Пробыла там месяца три. После этого решила устроиться в цирк в Караганде на постоянную работу. Именно в этом месте мы познакомились и у нас завязались отношения.

Как оказалось, Кристина всегда хотела все же заниматься балетом, ведь она боялась и крокодилов, и змей. А я постоянно твердил, что нужно двигаться вперед. Так мы сделали танец со змеями. Потом взяли крокодила, хорька, собак. И уже сегодня я просто жить не могу без животных.

- Как зовут хорьков?

- Это – Стив. Мы его не выпускаем на манеж. Он работает фотомоделью – его очень любят детишки. А это – Аня и Эльза. Они не любят, когда их трогают посторонние. Вот есть еще собаки – мопсы – я их просто обожаю. Это – Чак, Тесса и Мопси.

- Со змеями легко работать?

- с крокодилами и змеями работать проще остальных. В первое время, как ты их выносишь на манеж, они стараются сбежать или даже укусить. Они начинают поддаваться раз на десятый. Рептилии понимают, что, сделав свое дело, попросту опять попадут в клетку. Потом придет хозяин и принесет еды. А у них главной потребностью является именно поесть. Потом только размножение. И похоже, что больше ничего им и не надо.

- У них же особое питание?

- В основном – мясо. При этом каждый зверь имеет некоторые нюансы, которые обязательно нужно учитывать. Например, хорьки едят не все. А верблюды – это вовсе отдельное направление. В нашем цирке их двое – Лейла и Актуш. Обе девочки. Перед покупкой решил прочитать массу литературы и пообщаться со специалистами, ведь обязательно нужно знать, что им можно, и как за ними ухаживать.

Так, например, ни в коем случае нельзя перекармливать или давать большое количество овса. Это связано с тем, что желудок не может переработать его и просто «останавливается». Я еще давно с таким встречался. Оказывается, нужно просто дать стакан масла и водить. Через полчаса смотрим – опять начал жевать. Значит – все нормально.

- Они в вас плюются?

Так верблюды реагируют на агрессию в их сторону. Если им что-то не нравится или они испугались, могут и плюнуть. Таким образом они хотят с помощью своего запаха отогнать опасность. А так они очень спокойны – живут и никогда никого не трогают.

У нас сегодня была репетиция, на которой мы отрабатывали новые движения. Передние лапы должны стать на ограду. Я ей показываю, а она не понимает, что именно ей делать. Начинает паниковать и плеваться прямо в меня.

Животному сразу нужно дать понять, что на арене ему ничего не грозит. Весь реквизит также не нанесет боли. И пока зверь этого не поймет – будет себя защищать. Мы стараемся работать, чтобы им было комфортно. Показываем, как надо, подкармливаем – только так звери схватывают.

- И сколько с ними еще можно изучать новый материал?

Я их приобрел в Краснодаре. Там их первая хозяйка обучила всего шести командам. Несмотря на то, что ей было тяжело, она смогла приучить к манежу. Имея такую базу, я начал с ними заниматься дальше. Кстати, с такими работать намного проще, чем с самыми маленькими. Они вроде и быстро схватывают, но в любой момент им может прийти в голову что-то совсем странное. Звери могут быть самыми спокойными, а на другой день стать концентрацией агрессии.

­- А какие нюансы у голубей?

С самого начала мы даже не знали, как их дрессировать. Нам помогали. Сначала привязываешь к лапке ленточку и отпускаешь – птица летит. Дергаешь – она понимает, что нужно возвращаться обратно.

Мы никогда до этого подобным не занимались. Решили научиться. У нас ведь есть еще огненное шоу. Конечно же во время репетиций постоянно обжигаемся. И тут есть свои моменты – где-то нужно помочь туловищем или плечом. Я не держу в секрете эту информацию, надо – расскажу. Просто так будет проще и быстрее. Я же до этого додумался, а значит и другие смогут понять.

- Сложно ли работать с огнем?

- Первые пробные выступления делала Кристина. Когда-то ей, парню и еще одной девушке посоветовали: «Добавьте легкий огонь». И они сделали – получилось интересно. Тогда я был еще ведущим просто. Парень через какое-то время уехал в другую страну забирать автомобиль. И организаторы обратились ко мне, мол «ты же ничем пока не занят? Может подержишь просто палку?». А мне сразу стало интересно. Я начал ее вертеть, кидать. Через пару недель, когда вернулся парень, я уже ее легко подкидывал и ловил.

Через какое-то время, когда мы вернулись из длительных гастролей, директор решил сделать что-то новое. Он сказал тогда: «Вы же там крутили что-то? Давайте тогда сделаем нормальный новый номер. У вас есть три недели. Занимайтесь». И мы начали тренироваться каждый день. Очень тяжело было, ведь быстро забиваются плечи. Доходило даже до того, что мы просто не могли поднять руки.

Выбираешь снаряд, начинаешь с ним заниматься, и в один момент он меняет траекторию и бьет в лицо. Репетируешь весь в черных пятнах и синяках. Мы договорились с Кристиной, что пока я полностью не пойму, как это работает, она ничего не трогает. Как только все стало ясно, начинаю рассказывать. Так мы работаем до сих пор.

Иногда к нам приходят молодые ребята, желающие чему-нибудь научиться. Без проблем. Я просто отдаю им свою репетиционную папку. Те, кто действительно стараются разобраться – остаются, вгрызаются. Я смотрю, что у них что-то может не получаться. Начинаю рассказывать, что в этот момент нужно больше туловищем, а в другой – плечом. А они вдруг: «Ой, действительно так легче». Я же говорю, что я не храню секретов. Если надо, человек в любом случае выйдет на манеж. А если нет, я могу даже номер подарить – ничего не получится.

Во многих цирках можно увидеть людей, которые выступают, но не являются артистами. Для них это не искусство, а чистое зарабатывание денег. Такие номера смотрятся плохо.

Когда видишь хорошие представления – начинает аж душа радоваться. Смотришь на хорошие цирки, и понимаешь к чему должны все стремиться.

Раньше трюки казались фантастическими. Многие выполняли единицы, потому что они были опасны для жизни. Прыгаешь, что-то не так – упал и все. И это позволяло брать призовые места на фестивалях и конкурсах – вызывало мировое уважение. А сегодня многие думаю: «Зачем мне рисковать своей жизнью, если этим уже никого не удивить. Я лучше получу деньги и все».

Но если не рисковать, то просто невозможно стать лучшим. Это как в спорте. Представьте, сколько сил и тяжелого труда вкладывают чемпионы олимпиады для победы. Многие из них имеют множество переломов, оборванных связок и растянутых мышц. Часто у них болит все. В цирке то же самое - невозможно найти полностью здорового человека.

- Насколько я знаю, вы выходите на манеж в любом случае?

- Как говорится, на арену не выходит только мертвый артист. Какая-нибудь простуда не считается за болезнь. Насморк или кашель – работаешь. Когда я себе порвал связку, мне наложили гипс. Я выходил в качестве ведущего, улыбаясь залу, ведь иначе нельзя.

Даже если у тебя плохое настроение, поссорился с близким человеком или заболело животное. Бывает все. Так, начинается представление, приходит народ, а ты стоишь за кулисой. Зрителям абсолютно все равно, какие проблему у артистов. Они хотят увидеть удивительные номера, и наша задача им их показать. Поэтому на лице всегда должна быть улыбка, чтобы не происходило. Нужно выйти и отыграть на все 100%.

Часто бывает, что после выступления ты сидишь, и не можешь ничего сделать. При этом понимаешь, что отработал качественно. А еще когда к нам подходят зрители, особенно дети, жмут руку и говорят, что лучше они просто не видели – это прекрасно. Именно ради этого и стоит работать.

Отделение №2 – в творческом поиске

- Как вы справляетесь с тяжелыми бытовыми условиями? Кто-то ведь живет в гостинице, а вам нужно постоянно быть с питомцами.

- Ко всему можно привыкнуть. Даже к этому. Раньше я постоянно переезжал с одного места на другое. Потом нам с супругой дали комнату на четыре с половиной квадратных метра. Мы зашли, поставили сумки, и все – места больше нет. Потом за несколько недель повесили полочки, установили умывальник, шкаф, микроволновку поставили. Все стало не так уж и плохо.

- А когда появился ребенок, как было?

- Вначале было тяжело. Я сделал выдвижную кровать. Когда ее достаешь, в комнате вообще исчезает место.

Не так уж и страшно. Уже в следующем году мы хотим купить фуру, в которой сделаем себе полноценное жилое помещение. У животных будут свои отсеки. Будет такой дом на колесах. Мы с Кристиной уже начали задумываться и о втором ребенке.

- Дочка уже учится у вас?

- Она смотрит, впитывает. Ей нравится. С ней даже уже занимались гимнасты. И она сказала, что это ей не понравилось. А на вопрос, чего же она хочет? Ответила, что будет танцевать. Супруга даже думает отдать ее в балетную школу. А там пусть сама думает. Она пока маленькая, хочет родителям помогать со зверьми – пускай. Когда подрастет, захочет в юридический – будем платить.

У меня есть знакомая семья, в который был удивительный мальчик. Он делал все: и катушки крутил, и жонглировал, и фокусы показывал. А исполнилось ему 17, решил отправиться на юридический. Подошел к родителям и попросил помощи. Они его выучили. Сейчас у него собственная юридическая компания в Москве. Я свою дочурку тоже не собираюсь заставлять. Заниматься тем, что не нравится – хуже даже и придумать сложно. Вспомните, вы же часто можете встретить в магазине работников со злыми лицами. Аж отпадает желание что-нибудь покупать. Думаешь себе: «Не нравится работа – так найти другую, которая будет доставлять удовольствие».

- Если подсчитать все подобные места, «Звездный» - какое по счету?

- Еще два года назад я принимал активное участие в цирке «Gin-шоу» в Казахстане. Тогда мы решили с супругой по ее родине покататься. До того момента был цирк «Трюк» небольших размеров. Если говорить за дельфинарии, то их было четыре. Еще я был в стационарном цирке в программе «Тайны египетских пирамид». Поэтому мне удалось познакомиться с многими артистами, у каждого из которых я чему-то научился новому.

- Хотите поработать с хищниками?

- Как раз с хищными животными мне довелось работать в Казахстане. У меня было две львицы разного возраста. Я даже начал с ними что-то делать. Случилось так, что цирк по каким-то причинам обанкротился. Сейчас у нас есть комната для зверей. А тогда мне выделили палатку с площадью в пятьдесят квадратных метров, в которой и размещались животные. А на улице тогда был сильным минус.

Мы решили переехать. Нам пришлось потратить все наши сбережения на поездку из Алма-Аты в Липецк. Приехали, а здесь тоже цирк продается. И я остался ни с чем. Договорился перебраться в Улан-Удэ. Дорога дальняя – более 5,5 тысяч километров. Львиц кормить просто нечем. На двоих они ели по три курицы за раз. А надо было вовсе девять. Со мной еще были хорьки. Я им кашу делил. Себе покупал пачку сосисок. В общем мне пришлось тянуть время и ждать приглашения в какой-то цирк. При этом запасы денег подходили к концу. Пришлось львиц отдать в зоопарк. А я так хотел поработать с хищниками, ведь это прям новая ступенька в развитии. На меня бы смотрели, как на совсем другого артиста.

Мне кажется, что я прочитал очень много литературы про львов. Общался с большим количеством специалистов. В общем стремился как мог, но все равно не вышло. Ситуация уже начинала перерастать в трагедию. Мне жена пишет: «Макс, думай сам». А я: «Что тут решать, я их не могу кормить». «Тогда сдавай». Сел и уехал. С того момента уже год прошел – понемногу забывается. Кристина: «Давай верблюда маленького возьмем. Может со временем и на леопарда насобираем».

У нас говорят: «Если что-то не получается, значит еще рано». Причем это может повторяться несколько раз. А в итоге все получится. Артист сразу почувствует, что двигаться в нужном направлении стало легче.

- Говорят, в цирке артист может сделать все. Особенно, когда ему нравится любое занятие.

- Все верно. Если есть желание – научиться можно всему. Правда, бывают моменты. Например, когда устал от лиц, от всех. Тогда нужна разрядка. Лично для меня – это кино. Я люблю прийти в кинотеатр, купить попкорн. Сесть и на два часа забыть обо всем, кроме кинематографа. После этого отправиться в какую-нибудь пиццерию или любое другое кафе. В итоге я забываю об этом на ближайшие пять-шесть часов. Возвращаюсь – все отлично. Отдых обязательно нужен, ведь здесь мы живем постоянно.

Иногда решаем на сутки снять квартиру. Там есть ванна и вода, которая течет и не прекращается. Это у цирковых всегда так. Тепло мы сделать можем, а вот вода – заканчивается. Дочка сразу залазит в ванну со своими игрушками и ее не вытащить.

Кончено же, лучше комфортней жить в нормальных условиях. Но к животным все равно тянет. Я бывает предлагаю остаться еще на сутки, а жена против: «Их надо кормить, за всеми нужен уход». И мы возвращаемся.

- Животные вас всегда слушают?

- Меня да, ведь я их кормлю. Я с ними разговариваю, и они меня понимают. Когда ты к ним обращаешься, они способны понять твое настроение, интонацию. Слишком громко скажешь «сидеть» с улыбкой на лице, а для зверя это плохо – он подумает, что неправ. Интонация – важный момент. Я это говорю еще и со стороны ведущего.

Меня многие спрашивают, как стать хорошим «голосом цирка». Я отвечаю: «Все просто – читайте книги и пойте песни, везде и всегда». Я, например, часто вспоминаю разные композиции. Особенно, когда гуляю с собаками. Обычно они про животных. Это нужно, чтобы мозг всегда работал. Если дать надолго отдохнуть – можно все забыть. Его нужно постоянно тренировать. Книги, журналы, газеты. Не хочется, но надо. Особенно хорошо искать полезную информацию в Интернете.

Когда-то мы ставили небольшой номер «Призрак оперы». Чтобы как-то к нему подвести, решил посмотреть что-то в Сети. Искал – ничего не удалось раздобыть. Не идет и хоть разбейся. И в какой-то момент вдруг у меня возникла подходящая идея. Я ее рассказал сотрудникам. Все: «О, круто, нам нравится». А я им: «Вам то супер, а я голову ломал несколько часов».

Как мне известно, мои фразы и выражения до сих пор используют многие цирки и дельфинарии, где я раньше работал. Я не против.

- А авторство?

- Я не гордый, переживу. Мне проще придумать что-то новое.

- Другими словами, вы постоянно находитесь в творческом поиске?

- Именно так. У меня всегда в голове множество вариантов и мыслей. «Как сделать, чтобы было смешно и в то же время все понятно?». Никто не захочет слушать скучную лекцию. И я старался придумывать все шутки. Это мне особенно пригодилось, когда я выступал в дельфинарии с моржом. Ему тогда пять лет было. Для них это молодой возраст. Когда не хотелось работать, он просто прыгал в воду и уплывал. А представьте, что это происходит во время выступления. Вот и приходится всем рассказывать, что он на самом деле руководитель школы спорта, и ему срочно нужно осмотреть этот бассейн. Люди начинают смеяться. А тебе приходится продолжать, ведь он еще не вернулся: «Вы только посмотрите, какой у него пиджак коричневый. Мол он его покупал в хорошем бутике».

После дельфинария – в цирке – я начал объявлять номера. Например, воздушных гимнастов я представлял, как людей, парящих в облаках, ведь «у них есть крылья любви». Все: «Где ты это берешь?». Я: «Ничего сложного – придумываю сам».

А в другой раз мне повезло. У нашего артиста раньше времени выпали кирпичики из чемодана. А я только забежал с арены со змеей. А ему выходить надо, но не с чем. Что же делать? Тянем время. Я решил вступить: «Дорогие зрители, сейчас выйдет строитель, который сможет создать настоящую пирамиду. Она будет похожа на ту, которая расположена в городе Пиза. Такая башня появится и у вас. Главное, чтобы вы помогли своим теплом сердец». И он выбегает. Многие потом еще долго думали, что я это где-то вычитал. Но нет – это все мое.

- А с кем вас можно сфотографировать?

- С кем вы хотите? Можно с мопсами, хорьками или верблюдами.

- У зверьков есть любимые лакомства?

- Каждый день я делаю им еду целыми тазиками. У меня есть каши, тушенка, масло, рыбий жир, полезные добавки. Но любимое лакомство – колбаса.

Раньше я им резал ее огромными кусками. Они наедались и уже не хотели ничего делать. Теперь уже делаю их маленькими и даю понемногу. В общем – везде есть свои нюансы.

Дрессура любого животного – терпение. И вдруг что-то не получается, сразу вспоминаешь пословицу: не бывает плохих собак, бывают неправильные дрессировщики. Как только начинаешь делать что-то не так, животное тут же не может понять, в чем именно дело. Только ты можешь сделать правильно, и оно выполнит, как надо.